Гай Семон, генеральный директор TAG Heuer Institute

22.04.2019

Ангус Дейвис пообщался с Гаем Семоном, генеральным директором TAG Heuer Institute, о его роли в научном учреждении, где он руководит, и о недавней работе компании над пружиной из углеродного композита, установленной в новых Carrera Calibre Heuer 02T Tourbillon Nanograph.

Это интервью представляет собой детализированный рассказ про изготовление пружин из углеродного композита, и чем кремниевые варианты предпочтительнее пружин из сплава Элинвар.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

Историю компании TAG Heuer можно отследить еще с 1860 года, когда Эдуард Хоэр открыл свою первую часовую мастерскую. Уже изначально компания продемонстрировала свой потенциал по внедрению инноваций. В 1887 году швейцарская компания запатентовала «качающееся зубчатое колесо», принцип работы которого до сих пор часто используется во многих механизмах хронографов.

Список патентов компании достаточно обширный, он включает в себя и водозащищенный корпус Heuer (1895 г.), и циферблат с пульсометром (1908 г.), и модель Mikrograph (1916 г.), и это лишь некоторые примеры. В 1969 году Heuer представляет первый автоматический механизм хронографа – Calibre 11. Стремясь создать более отличительную модель Джек Хоэр решает установить инновационный механизм в первый в мире водозащищенный квадратный корпус. Так и появились на свет легендарные Heuer Monaco.

В основе концепции Tag Heuer лежат оригинальность и изобретательность. Это компания, создавшая Mikrogirder, механический регулятор, обеспечивающий правильность замеров промежутков времени с точностью до 5/10000-х в секунду. Monaco V4 игнорирует правила и вместо традиционных шестеренок устанавливает шарикоподшипники и ременную передачу.

Способность креативно мыслить, а впоследствии и производить инновационные модели часов определяет эту компанию, что и оправдывает их лозунг — «Швейцарский авангард с 1860 года».

Во втором полугодии 2017 года часовой сегмент LVMH Group создает TAG Heuer Institute. Это учреждение осуществляет масштабные исследования и выискивает новые материалы и технологии, способствующие продвижению и развитию. Исследовательская база обслуживает не только компанию TAG Heuer, но также и родственные компании, такие как Hublot и Zenith.

В январе 2019 года TAG Heuer представляет свой новый Carrera Calibre Heuer 02T Tourbillon Nanograph, оснащенный пружиной из углеродного композита, разработанной TAG Heuer Institute. Эта запатентованная технология наделяет множеством преимуществ, в частности таких, как высокая ударопрочность, идеальный изохронизм, «оптимальные температурные характеристики» и многое другое.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

Недавно мне выпала возможность пообщаться с Гаем Семоном, генеральным директором TAG Heuer Institute. Мистер Семон ранее был генеральным директором TAG Heuer и отвечал за многие инновации компании. Мне очень хотелось услышать, о чем же думает этот мужчина, который продемонстрировал удивительные способности вводить гениальные технологии для совершенствования часовой сферы.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

Интервью

- Расскажите о вашей роли в TAG Heuer Institute.

- Я глава TAG Heuer Institute, научного учреждения, направленного на развитие и улучшение технологий и естественных наук. Это родственная компания TAG Heuer и TAG Heuer – один из наших клиентов, но несмотря на это TAG Heuer Institute – самостоятельное предприятие.
Я помогаю компании TAG Heuer объяснять, какие технологии применены в новых моделях. Например, в январе я был в Женеве и рассказывал о технологии, использованной в их новинке Carrera Calibre Heuer 02T Tourbillon Nanograph.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

- Вы можете подробно рассказать о вашем становлении в часовой индустрии?

- Прежде чем стать генеральным директором TAG Heuer Institute, я на протяжении 3-х лет работал управляющим директором в TAG Heuer, а до того был ответственным за научно-исследовательскую программу.

- Что вы можете рассказать о TAG Heuer Institute?

- Предприятие – это существенное финансовое вложение. Компания наняла 30 ученых из 12 разных стран и сейчас состоит где-то на 1/3 из физиков, на 1/3 из инженеров и на 1/3 из математиков.

Наша задача — развивать науку в области часового дела. Тем не менее, на данный момент мы сфокусированы исключительно на часовом производстве. Это само по себе очень большая область для изучения.

Моя текущая цель — улучшение механизмов. Самая важная часть механических часов – регулятор. На сегодняшний день регулятор основывается на колесе баланса и пружине. Моя задача – это улучшение регулятора в механических часах для того, чтобы усовершенствовать их более существенно и повысить значение для покупателя.

Мы не научно-исследовательский институт, мы занимаемся научными исследованиями, чтобы повысить ценность часов, приносящих удовольствие для наших клиентов.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

- Недавно вы провели масштабную работу над пружинами. Скажите, ваши исследования могут затронуть и другие составные компоненты часов, например, корпуса?

- Двери в другие области никогда не закрыты, однако, прежде чем начинать любое исследование, вы должны выбрать главную тему, на которой хотите сфокусироваться. Мое основное направление – это регулирование, точность, запас хода, толщина пружины и т. д. Регулирование само по себе огромнейшая отрасль, и в настоящее время у меня работы невпроворот. Однако, в будущем мы хорошенько подумаем о внесении улучшений и в других областях.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

- Что касается нового TAG Heuer Carrera Calibre Heuer 02T Tourbillon Nanograph, можете немного рассказать об исследованиях, которые положены в основу решения изготавливать пружины из углеродного композита?

-  TAG Heuer – самый крупный производитель турбийонов в Швейцарии. Более того, 100 % этих часов сертифицированы как хронометры. Разработав новую пружину из углеродного композита, нам стало понятно, что для наилучшей презентации этой технологии самые подходящие – это Carrera Calibre Heuer 02T Tourbillon Nanograph.

Важно учесть взаимодействие колеса баланса и пружины. Размышлять нужно сразу о двух аспектах — жёсткость (плотность) и инертность. Что касается спирали, то существует 2 технологии — изготовление из сплава элинвар (с 1930 г.) и кремния.

Используя сплав элинвар, сложно улучшать точность такого типа пружины, потому что она должна быть прикреплена к оси колеса баланса с помощью цангеля, установленного вручную. Это очень сложная операция, чем объясняется трудность повышения точности с ее использованием. Положение пружины и притяжение также влияют на точность.

Кремниевые пружины хороши тем, что их удобно использовать. Они производятся при помощи технологий электронной промышленности в больших светлых помещениях и создаются при помощи сложных химических процессов. Спираль выходит дороже, но, что более важно, она всё также очень хрупкая.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

Четыре года назад я начал исследования по поиску лучшего материала для пружины. Я искал новый материал, который был бы мягким и эластичным, но одновременно с тем сохранил бы свойства металла. Чтобы достичь этой цели, я создал смесь из двух форм одного и того же элемента (аллотропия).

Углерод — очень распространенный элемент. С одной стороны, это очень аморфный материал, как графит. А с другой стороны, у вас алмаз – очень твёрдый и крепкий. Однако, если присмотреться, они одинаковы: те же атомы углерода, разница только в структуре. С одной стороны — аморфная, а с другой — кристаллическая структура. У нанотрубок углерода очень интересные свойства, но если изменить масштабы с микро на макро, то мы теряем эти преимущества.

Наша пружина сделана из нового материала с новыми свойствами. Упругость нашего материала равняется 25 Гпа, в то время для стали — 200 Гпа. Это означает, что наш материал намного эластичнее.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

Чтобы определить оптимальные геометрические параметры и виток спирали, мы провели множество вычислений, используя компьютерное моделирование. После вычислений мы перенесли модель спирали на кремниевую пластину, потому что кремний плоский. Применив специальную металлическую ручку, покрытую обогащенными атомами железа, нарисовали спираль на пластине. Это очень точный метод, требующий быть во 100 крат более скрупулезнее, чем допустимые требования для кремниевой гравировки.

Вот спираль намечена на пластине. Она очень маленькая – на одной пластине можно наметить до 330 спиралей. Далее пластина устанавливается в большое устройство. Устройство было спроектировано нами и собрано в Соединенных Штатах. Оно единственное в своем роде и используется исключительно в TAG Heuer Institute.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

После установки пластин в устройство мы проводим химическую реакцию при температуре 950°C в бескислородной среде. Нужно убрать весь кислород из устройства, потому что он очень взрывоопасный. Мы вводим два газа — водород и этилен (который очень богат на атомы углерода). Процесс расщепляет молекулы этилена и освобождает 3 атома углерода. Эти атомы свободные и притягиваются к атомам железа, атомы углерода нарастают на атомы железа, формируя гладкую трубку, которая называется углеродной нанотрубкой.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

Через 2 часа появляются нанотрубки в форме спирали, однако в них нет никаких механических свойств. Спираль разрушится, если надавить на нее пальцем или поцарапать, поэтому нужно провести вторую химическую реакцию. Для этого нужно поместить атомы углерода между нанотрубками. Вот что делает его композитом.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

Итоговый материал немагнитный, крепкий, химически нейтральный, гладкий (что очень помогает часовому мастеру). Цанга уже прикреплена к пружине, и это упрощает производство и улучшает точность.

***

Гай Семон, генеральный директор TAG Heuer Institute, – скромный человек. Только облазив интернет, я узнал, что у этого человека есть ученая степень доктора наук в области физики, и ранее он работал как в мире науки, так и в оборонной промышленности.

Будучи генеральным директором TAG Heuer и до того вице-президентом швейцарского бренда, он курирует некоторые инновационные продукты.

Гай Семён, генеральный директор TAG Heuer Institute

В своей нынешней роли Гай умело ведет TAG Heuer Institute вперед, стремится «развивать науку в сфере часового дела». Он нанял 30 ученых из разных отраслей и разных стран, которые работают во взаимно усиливающем союзе. TAG Heuer Institute также нанял небольшое количество часовых мастеров, сокращая разрывы между наукой и рядовыми промышленными часовщиками. Это смесь умений, навыков и культур, что дает превосходную среду для развития творческих способностей.

На протяжении нашего разговора Гай сказал: «Мы не часовых дел мастера, мы – ученые». Это не пренебрежение к часовому делу. Гай слишком вежлив для такого. Однако как ученого его роль заключается в том, чтобы послать вызов к обычаям и устоям, заниматься продвижением и развитием, а не просто принимать статус кво. Вероятно, это и есть главная цель TAG Heuer Institute.

Гай Семон и его коллеги уже показали своё техническое мастерство, когда изобрели технологию пружины из углеродного композита. Тем не менее, из разговора с французом стало понятно, что существует еще много дополнительных направлений, где его команда сможет повысить конкурентоспособность и ценность механических часов. И на самом деле на протяжении нашего разговора он констатировал, что его цель — «вносить инновации в существующие усложнения».

В данный момент я не допущен к списку текущих дел Гая, однако я ожидаю, что в него также включена работа и над другими компонентами и возможно даже над революционными технологиями. Точно можно утверждать – перемены неизбежны. Я надеюсь, что TAG Heuer Institute будет в авангарде в любой новой эре часового дела, и их клиент – компания TAG Heuer – будет всё также узнаваем своим авангардным подходом в часовом деле.