Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

08.11.2019

Автор статьи, Ангус Дейвис, взял интервью у Эли Бернхайма из компании RAYMOND WEIL. Генеральный директор Женевского Дома позволил ему заглянуть внутрь завораживающей истории семейной компании, рассказал о мануфактурном механизме RW 1212, о мастерстве часового производства и об очевидном восхищении музыкой.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

В 16 столетии гугеноты, спасавшиеся от преследований католической Франции, осели в Женеве. Огромное количество беженцев обладало удивительными ремесленными навыками и мастерством в часовой сфере.

Примерно в то же время Джон Кэлвин, протестантский реформатор, постановлением строго запретил ношение драгоценностей. Это привело к опасениям городской ювелирной торговли о своем будущем. Однако ношение часов считалось менее показным и было допустимой формой самовыражения. И в результате многие ювелиры, при участии переселенных гугенотов, перенесли часть бизнеса в часовую сферу и розничные продажи.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

На протяжении многих лет Женевское часовое производство процветает и продолжает развиваться. И на самом деле высокое положение швейцарского города в этой области получило всемирное признание.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

В сложном часовом мире женевский бренд Raymond Weil – относительно молодая компания. Швейцарское предприятие было основано в 1976 году Раймоном Вейлем. Уже многие годы бренд характеризуется экспоненциальным ростом продаж в Европе, Азии и Северной Америке. Секрет заключен в том, чтобы предлагать настоящие швейцарские часы, пронизанные примечательным стилем по сравнительно низкой привлекательной стоимости.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

В наш век мануфактур, когда считается важной одержимость создавать что-либо своими силами, компания Raymond Weil продолжает сохранять свою роль «etablisseur» – производителя. Легко забыть, что всего несколько лет назад высоко почитаемые Женевские Дома – Patek Philippe и Vacheron Constantin – стали работать по тому же принципу. Механизмы для часов, уже обработанные финишной отделкой, объединенные с циферблатом и установленные в прекрасный корпус, стали закупаться у специалистов из разных регионов Швейцарии, например, из долины Валле де Жу.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

И пока это решение привносит свои преимущества, обладая также недостатками, компания Raymond Weil неоднократно продемонстрировала, что, принимая на себя роль производителя, она все также может конкурировать с лучшими, действуя в рамках выбранного ими ценового сегмента.

Интервью Ангуса Дейвиса (А.Д.) с Эли Бернхаймом, Raymond Weil (Э.Б.)

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

А.Д.: Что все же делает компанию Raymond Weil особенной?

Э.Б.: Мы невероятно гордимся тем, что до сих пор остаемся независимым семейным предприятием, основанным в Женеве. Семейное наследие, уникальный производственный опыт и часовые ноу-хау – это главные причины того, что компания Raymond Weil такая особенная и горячо любимая своими поклонниками. Более того, мы считаем всех наших клиентов частью большой семьи Вейл.

А.Д.: Расскажите, пожалуйста, предысторию вашего появлении в компании.

Э.Б.: Как представителя третьего поколения семейного предприятия и внука мистера Вейла моя роль заключается в том, чтобы обеспечить целостность наследия бренда, основанную на часовых ноу-хау и непрерывном соблюдении традиционных ценностей. После завершения обучения в 2006 году я присоединился к компании и несколько лет накапливал опыт, специализируясь в часовом производстве, маркетинге и управлении бизнесом.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

Раймон Вейл, основатель одноименной компании

Сейчас я отвечаю за развитие и расширение глобальной стратегии Raymond Weil. Меня назначили генеральным директором в апреле 2014 года, я сменил своего отца – Оливера Бернхайма, который присоединился к компании в 1982 году, а в 1996 году стал её Президентом и  Генеральным Директором.

Одновременно с учебой и карьерой, я наслаждаюсь совершенствованием своих музыкальных навыков. Прежде чем окончить класс виолончели, я специализировался в игре на фортепиано. Любовь к музыке передалась мне от моей мамы – профессиональной пианистки. Увлеченность музыкой и страсть к ней в нашей семье служат источником вдохновения для разработки каждой новой модели часов, всей продукции и для маркетинговой стратегии компании Raymond Weil.

А.Д.: Раймон Вейл был вашим дедушкой, а Оливер Бернхайм – исполнительным директором много лет.

  • Какие же преимущества быть семейным предприятием?

Э.Б.: Существует множество преимуществ, когда ты часть семейного предприятия. К тому же что-то похожее крайне редко бывает в индустрии часового производства.

Во-первых, накопленный опыт в производстве швейцарских наручных часов, профессиональные умения и знания передаются из поколения в поколение. Подобно этому и страстное увлечение Raymond Weil наследуется от одного поколения к следующему.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

Во-вторых, мы горды тем, что сумели сохранить многолетние отношения с нашими партнерами (многие из которых поддерживают нас с самого основания компании). Также мы гордимся низким уровнем текучести персонала. Например, наш региональный директор – Крейг Лич – уже на протяжении двадцати двух лет работает в компании (захватывая все три сменившихся поколения). За это время он досконально изучил всю компанию Raymond Weil.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

Крейг Лич, региональный директор

И последнее, но не менее важное, – быть семейным предприятием означает, что мы более отзывчивые. Это позволяет нам реагировать намного быстрее наших конкурентов. Нам не нужно долго ждать, пока все наши решения пройдут через различные уровни руководства, поэтому мы мыслим прогрессивно и остаемся современными.

  • Какие другие члены семьи работают в компании?

Э.Б.: Хоть я и сменил своего отца Оливера Бернхайма на посту Генерального Директора компании в апреле 2014 года, он все-равно остался Президентом компании Raymond Weil и всё также тесно связан с нашим бизнесом.

А.Д.: Я знаю, что вы окончили школу гостиничного дела в Лозанне, и могу предположить, что изначально вы не планировали работать в компании Raymond Weil.

  • Что все-таки привлекло вас в часовую индустрию?

Э.Б.: Перед ней тяжело устоять! Я сталкивался с проблемами каждый день, оживлял свою должность. Каждый день же был разным, и, несмотря на всё это, оставаться семейным бизнесом с богатой историей достаточно прогрессивно. Это невероятно развивает личность.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

Часы коллекции Parsifal

Разработка новой продукции также стала для меня весьма привлекательным фактором. Возможность помогать развивать и дорабатывать существующие классические коллекции (как, к примеру, коллекция Parsifal) для следующих поколений, а также работа над новыми потрясающими лимитированными выпусками наручных часов, которые были разработаны с известными мировыми легендарными артистами (Бобом Марли, The Beatles, AC/DC и т. д.), стала тем элементом, что насыщает и обогащает мою должность.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

Часы Freelancer AC/DC Limited Edition

Взаимоотношения, которые компания поддерживает с партнерами с самого начала существования компании Raymond Weil, также поспособствовали моему привлечению в эту сферу. Такое во многих других сферах бизнеса или отраслях промышленности бывает не часто, и именно это, безусловно, воздействовало на мое решение присоединиться к компании.

  • Какими навыками и знаниями, которые стали бы полезными для должности Генерального Директора Raymond Weil, вы овладели в школе гостиничного дела?

Э.Б.: Хоть это и достаточно разные отрасли промышленности, очень много навыков, полученных в школе гостиничного дела, мне пригодились для этой должности. Среди прочих предпринимательские сообразительность и проницательность, способность хорошо работать в коллективе и быстро реагировать, нести активную роль, проявлять гибкость и, конечно же, уделять пристальное внимание деталям.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

А.Д.: Компания Raymond Weil представляется как «etablisseurs» – производитель.

  • Несколько престижных имен в часовом производстве изначально были «etablisseurs», и хотя некоторые из них позже перешли в чистое производство, очевидно, что есть некоторые преимущества в поставках от третьих сторон. Какими преимуществами получает Раймонд Вейл, оставаясь «etablisseurs»?

Э.Б.: Все составляющие части часов Raymond Weil изготавливаются исключительно в швейцарской «часопроизводственной» вселенной. Всё это означает, что у нас есть возможность отбирать лучшие детали от лучших компаний-поставщиков. Мы смогли сохранить и развить близкие и продолжительные взаимоотношения с поставщиками сквозь все поколения. Мы собираем все наши часы в Швейцарии, а также организовали тут сервисное обслуживание.

Другим важным элементом стало то, что с 1999 года у нас есть наш собственный внутренний отдел научных исследований и разработок. Он помогает нам обеспечивать идеальное качество и сохранять неповторимый дизайн каждой модели часов. Это позволяет нам представлять различные элегантные и современные модели, поддерживать точность и проявлять исключительное качество в часовом искусстве.

  • Я слышал, что вы переносите некоторые производственные мощности в Женеву. Чем это поможет вашей компании и вашим покупателям?

Э.Б.: Да, это правда. Такое решение позволит нам централизовать деятельность в одном месте, облегчая наблюдение за каждым направлением бизнеса и улучшая контроль за производственной линией. И снова, всё это наше стремление к совершенству в часовой индустрии.

  • Компания была основана вашим дедушкой в 1976 году и до сих пор пользуется значительным успехом. Однако же в сфере часового производства ваша компания относительно молода. Как вы считаете, имеет ли эта относительная молодость какие-либо конкурентные преимущества?

Э.Б.: Безусловно. Хоть мы уже третье поколение семейного бизнеса, но быть относительно молодым означает, что мы сами можем запечатлеть себя в истории, одновременно продвигая наши широко известные ноу-хау, и предлагать новые горологические изделия.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

Часы Tango GMT Bob Marley Limited Edition

Также это означает, что у нас есть возможность стать динамичнее и креативнее наших конкурентов. Более того, наши клиенты могут всегда рассчитывать на наши бесценный опыт, мастерство и часовые ноу-хау.

Как независимый бренд традиционное часовое производство позволяет нашему бизнесу оставаться стабильным. А пока наши инновации, ориентированные на новые потребительские сегменты, становятся ключевым фактором будущего успеха.

А.Д.: Отголосок Женевы четко отображается при осмотре циферблата часов Raymond Weil.

  • Насколько важно для компании базироваться именно в Женеве?

Э.Б.: Для компании Raymond Weil крайне важно базироваться в Женеве, и именно потому она часть нашего логотипа.  Исторически сложилось, что наша штаб-квартира всегда находилась в Женеве, что стало важной частью и отобразилось на нашем фирменном стиле.

Все началось в 1976 году, во времена, когда часовая индустрия была в кризисе, мистер Раймон Вейл решил основать компанию в Женеве и воплотил в ней свое виденье того, каким же должно быть швейцарское часовое производство, и как наручные часы могут привнести нечто новое в эту индустрию.

  • А какие же есть существенные преимущества пребывания в Женеве?

Уже более четырех столетий традиции, мастерство и бесконечные инновации помогают швейцарскому часовому производству находиться на вершине Олимпа. А расположение в Женеве позволяет нам основываться на этих традициях, одновременно с тем беспрерывно продвигаться вперед, учитывая и применяя часовые ноу-хау.

И повторюсь, это также означает, что все части наших часов изготовлены в Швейцарии, гарантируя тем самым высочайший уровень мастерства для каждой нашей коллекции.

Женева сама по себе очень красивый многонациональный город, который стал прекрасной площадкой для всех компаний, работающих в мировом масштабе.

  • Говоря, например, об изысканном вине, часто употребляется термин «терруар». Он может охватывать такие понятия как климат и почва, взаимоотношение вина с солнечным светом и т. д. А на вашу продукцию влияет ли «терруар» Женевы? И если да, то как?

Э.Б.: Конечно, Женева возглавляет индустрию швейцарского часового производства по части мастерства и совершенства. Исключительный, уникальный динамизм и креативность создали современную индустрию, отмеченную многими «первыми»: первые наручные часы, первые водозащищенные наручные часы, самые тонкие, самые маленькие или самые дорогие часы, и этот список можно продолжать.

А.Д.: Компания Raymond Weil тесно взаимосвязана с миром музыки, и бренд часто поддерживает многие музыкальные мероприятия. Я понимаю, что хронометрия важна как для часового производства, так и для музыкального мира, поэтому слияние двух различных областей кажется мне исключительно разумным.

  • За эти годы компания выпустила три версии модели часов The Beatles Watch, а также различные модели в коллаборации с AC/DC, Бобом Марли, Бадди Холли и Дэвидом Боуи. Откуда появляются такие блестящие идеи сотрудничества?

Э.Б.: Мы хотим распространить музыкальную структуру в дизайн нашей продукции и потому создали компанию Music Icons Series, чтобы отмечать наиболее известных и даже легендарных артистов во всемирной музыкальной истории. При каждом сотрудничестве мы тесно контактируем с артистом и его наследием. Мы настолько вдохновляемся артистом или брендом, что после следует выпуск лимитированной коллекции и продвижение ее в международных маркетинговых компаниях.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

Часы Maestro ‘The Beatles Sgt Pepper’s Limited Edition’

Чувства, точность, исполнение – эти три черты свойственны как музыке, так и часовому искусству. А компания Raymond Weil стремится поделиться этим со своими поклонниками.

  • Я отметил, что компания Raymond Weil спонсирует церемонию BRITS и Royal Albert Hall. Могу предположить, что публика, посещающая такого рода события и места, собирается разнообразная. Кого же вы считаете своей целевой аудиторией?

Э.Б.: Музыка находится в сердцах всех наших партнеров по всему миру. Мы поддерживаем не только лишь классическую музыку, но и расширяем свои горизонты другими направлениями и стилями музыки в различных жанрах.

А.Д.: Несколько лет назад была представлена невероятная модель часов – Nabucco Cello Tourbillon.

  • Могли бы вы тогда предположить их дальнейшее усложнение в будущем? Вот, например, опираясь на ваш тесный союз с музыкальной сферой, могли бы вы представить, что когда-нибудь выпустите часы с боем или даже с минутным репетиром?

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

Часы Nabucco Cello Tourbillon

Э.Б.: Наш Дом никогда не перестает разрабатывать инновационную продукцию, а научно-исследовательский отдел обеспечивает наше высокое положение в часовых трендах. Мы твердо верим, что инновации – это ключ к успеху.

  • У некоторых компаний есть престижный суббренд, который не только обеспечивает положительный приток дохода, но и привносит эффект «гало» на весь ассортимент продукции. Не рассматривала ли компания Raymond Weil такой вариант?

Э.Б.: На данный момент мы не планируем выпускать такой суббренд. У нас есть пять актуальных мужских коллекций, не считая лимитированных, и шесть женских коллекций. Это означает, что у нас уже есть достаточное предложение продукции в ассортименте для удовлетворения любых требований.

А.Д.: В последнее время много говорилось о, так называемых, смартчасах. Некоторые бренды всё же решились выйти на этот рынок, другие же, наоборот, больше сфокусировались на кварцевых и механических часах.

  • А что вы думаете о смартчасах? Предполагаете ли вы, что компания Raymond Weil также может войти в этот сегмент рынка?

Э.Б.: Мы не будем выходить на рынок смартчасов, а больше усилим наши сильные стороны и легитимность – качество, часовые ноу-хау, элегантные и качественные наручных часов, которые предлагаются по привлекательной стоимости.

А.Д.: Моя самая любимая мужская модель часов компании Raymond Weil – это Freelancer Men’s Automatic Chronograph с серебристым циферблатом и синими индикаторами хронографа.

  • Какой же моделью часов вы гордитесь и почему?

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

Часы Freelancer Men’s Automatic Chronograph

Э.Б.: Это мужская модель Freelancer Calibre RW1212 Skeleton Men’s Automatic. Я восхищен тем, что мы смогли выпустить наш первый механизм собственного производства, разработанный совместно с одним из наших партнеров-поставщиком механизмов – Sellita. Freelancer Calibre RW1212 воплощает в себе впервые разработанный с нуля механизм, произведенный нашим научно-исследовательским отделом в соответствии со всеми специальными требованиями компании. Для нас это стало важным и значительным шагом вперед и дает представление о будущей направленности бренда. Весьма важно, что компания Raymond Weil продолжает доказывать и демонстрировать горологические и часовые ноу-хау, применяемые от поколения к поколению.

Эли Бернхайм, компания RAYMOND WEIL

Часы Freelancer Calibre RW1212 Skeleton Men’s Automatic

А.Д.: Я полагаю, что Великобритания – важный рынок для компании Raymond Weil. Конечно же, некоторые сферы бизнеса всё же временно пострадали от кризиса по причине затяжного брексита. Не учитывая, останется ли нация или же покинет Евросоюз, нестабильность и неопределенность безусловно влияют на определенные отрасли экономики. Например, меньше людей стали переезжать в новые дома, а продажи машин довольно существенно снизились.

  • Повлияла ли такая нестабильность на компанию Raymond Weil?

Э.Б.: Пока все ожидают решения по брекситу, всё, что мы можем сделать, – это двигаться вперед и готовиться к любым рискам и обстоятельствам. До сих пор мы не заметили существенного влияния на наш бизнес и продолжаем сохранять оптимизм.

  • Какие ваши дальнейшие планы на будущее?

Э.Б.: Моя главная цель – продолжать развивать бизнес и обеспечить его дальнейшую стабильность. Инновации станут залогом успеха, а также технологии и интернет. Я планирую повышать спрос и привлекать больше покупателей, к тому же хотелось бы продолжать развивать партнерство с музыкальной сферой, так как музыка уже стала частью философии компании и служит приятным источником вдохновения.

А.Д.: И последнее. Я могу предположить: быть Генеральным Директором компании означает, что ваша жизнь временами бывает весьма напряженной.

  • Как вы отдыхаете и расслабляетесь вне офиса?

Э.Б.: Семья всегда имела и имеет самое главное значение для Raymond Weil и ее сотрудников. И нет ничего лучше для меня, чем проводить свободное время со своими детьми.

А так как я еще и великий гурман, то просто обожаю ужинать в хорошем ресторане с любимыми и дорогими людьми, пробуя новую кухню и открывая для себя новые вкусовые ощущения.

Заключительное слово

После общения с Эли Бернхаймом я понял, что он невероятно гордится женевскими корнями компании и признает богатую часовую историю этого города. Более того, достаточно часто упоминалось слово «семья», из чего можно сделать вывод, что постоянство и целостность фирмы сохраняется благодаря последовательной передаче бразд правления следующему поколению.

Если бы я не признавал, что хронометраж равно важен для мира музыки и часового искусства, я бы никогда не понял, почему компания Raymond Weil так много времени уделяет миру, разбитому на четверки и восьмерки. Однако всё становится понятным, услышь вы, как говорит Эли о музыке и про его невероятный талант игры на виолончели и фортепиано. Музыка – это его страсть, и она, естественно, отображается в продукции часовой компании. Очевидно, что это характерная черта, которой Эли обладает в изобилии.

Компания Raymond Weil – производитель, Эли подразумевал, что компания поддерживает постоянно точный курс на разработку новых калибров. Более того, основываясь на мои собственные наблюдения, становится понятно, что швейцарская компания обладает впечатляющей глубиной в часовых ноу-хау. Всё очень просто, компания Raymond Weil знает толк в производстве качественных швейцарских часов и предлагает их по удивительно доступной стоимости. Комментарии Эли только сильнее утвердили мое мнение о невероятном мастерстве компании и выдающемся качестве их продукции.

Компания Raymond Weil, возможно, и не старейший Дом в Женеве, но основана она на реальных талантах, и я верю, что она и дальше продолжит развиваться для будущего поколения.